Суббота, 23.09.2017, 10:35
Приветствую Вас Гость | RSS

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 155
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Март » 20 » Диоген
12:13
Диоген

Диоген

"Александр Македонский перед Диогеном"

Художник Тупылев Иван Филиппович (1787)

Ирина Фурман.

Прежде чем приступить к изложению биографии этого неординарного человека, следует оговориться: Диогенов в истории человечества было пять. Первый – физик из Апполлонии; второй – сикионец, писавший о Пелопоннесе; третий – стоик, родом из Селевкии, которого называют также вавилонянином, потому что Селевкия находится недалеко от Вавилона; четвёртый – из Тарса, занимавшийся вопросами поэтики и пятый – наш герой Диоген Синопский. Так уж получилось, что благодаря своей философии и образу жизни он стал известен более других Диогенов. Это его называли сошедшим с ума Сократом, это он жил в бочке, и это ему завидовал Александр Македонский. Впрочем, всё по порядку.

 

    Диоген Синопский появился на свет около 413 года до н. э. в небольшом портовом городе Синопе, основанном на Чёрном море греками-колонистами за два века до его рождения. Отец будущего философа Гикесий, человек довольно знатный, заведующий казённым меняльным столом, склонил сына, занимающегося чеканкой монет, к их порче. Однако урезание монет и подмешивание к золоту более дешёвого металла не прошло незамеченным. После разоблачения Гикесий попал в тюрьму, в которой вскоре умер, а Диоген отправился в изгнание. Как утверждают некоторые источники, на преступление Диогена толкнуло пророчество Дельфийского оракула. Якобы, обратившись к нему за советом о своём жизненном предназначении, он получил ответ: «Ты должен произвести переоценку ценностей». Поняв это по своему, Диоген начал перечеканивать монету. Но даже потерпев на этом поприще фиаско, он со всей серьёзностью к совету прорицателя.

    Другая версия гласит, что после разоблачения Диоген сам бежал в Дельфы, где в ответ на вопрос, что ему нужно сделать, чтобы стать знаменитым, получил от оракула  совет «сделать переоценку ценностей». Как понял это туманное изречение Диоген, доподлинно неизвестно. Вполне возможно, уже тогда в нём зародилась мысль совершить революцию в мировоззрении людей. Как бы там ни было, но после странствий по Греции, приблизительно в 385 году до н. э. (иногда указывается 370 год), Диоген объявился в Афинах. Там он застал немало слушателей Сократа – Платона, Аристиппа, Эвклида Меарянина и Антисфена. Приняв участие в нескольких диспутах, Диоген вскоре проникся презрением ко всем, кроме Антисфена. С ним он общался охотно и в конечном итоге решил стать его учеником. Тот, по своему обыкновению никого не принимать, в ответ на настойчивые просьбы Диогена замахнулся было на него палкой. Диоген же, подставив голову, сказал «Бей, но выучи!».

Сократ. Работы Лисиппа. Лувр

Антисфен

    Очень скоро Диоген, и раньше хваливший не столько самого Антисфена, сколько его воззрения, превзошёл своего учителя. Он не только проповедовал кинизм (от греч. Kiny – собака), но и собственным образом жизни подавал пример мудреца, ограничившего до крайностей свои потребности. Диоген понял, как надо жить, когда поглядел  на пробегавшую мышь: она не нуждалась в подстилке, не пугалась темноты и не искала мнимых наслаждений. Так началась его вторая «переоценка ценностей», с которой он и вступил на сцену греческой философии.

    Основная философская концепция Диогена заключалась в отказе от всевозможных благ. Этот человек утверждал примат добродетели перед законами общества; отвергал веру в богов и не признавал государство, считая его лживым изобретением демагогов. Диоген объявлял культуру насилием над человеческим существом, призывал, чтобы человек вернулся в первобытное состояние, проповедовал общность жён и детей. Себя он называл гражданином мира (космополитом) и пропагандировал относительность общепринятых норм морали. В целом Диоген признавал только основанную на подражании природе аскетичную добродетель, находя в ней единственную цель человека.

    Сам он так говорил об этом: «С того времени, как Антисфен освободил меня, я перестал быть рабом. Он научил меня различать, что является моим и что мне чужое. Богатство имущество не – мои; родные, близкие, друзья, слава, привычные ценности, общение с другими – всё это чужое. Что же принадлежит мне? Мои представления. Они абсолютно свободны, никому не подвластны, никто не может им ни помещать, ни заставить воспользоваться иначе, чем я сам этого хочу». В подтверждение своих идей Диоген демонстрировал абсолютное равнодушие к жизненным удобствам. Желая закалить себя, летом он катался по раскалённому солнцем песку, а зимой обнимал статуи, запорошенные снегом. Надетый на голое тело плащ служил ему одновременно и одеждой, и подстилкой. Помимо плаща, всё его имущество состояло из одной сумки для хранения еды, и одной чаши. Однако, увидев однажды, как мальчик пил воду из горсти, Диоген выбросил и чашу, промолвив: «Мальчик превзошёл меня простотой жизни».

    Диогену всякое место одинаково подходило и для еды, и для сна, и для беседы. Постоянным пристанищем ему служила изрядно потрескавшаяся от времени бочка (а точнее, большая глиняная амфора для хранения жидкостей и зерна – по-гречески «пифос»), стоявшая на главной площади Афин. Так, существуя всего лишь на подаяние, бывший фальшивомонетчик, по его представлениям, достиг независимости от внешних влияний.

    Внешность Диогена вполне соответствовала его учению: совершенно лысый философ-киник никогда не брил бороду, дабы, не изменять  вида, данного ему природой. А из-за сутулости смотрел он всегда исподлобья. Ходил Диоген, опираясь на палку с сучком на верхнем конце, на которой вешал свою котомку. Ко всем относился с язвительным призрением и всегда находил острое словцо на критику в свой адрес.

    Афиняне посмеивались над чудаковатым философом, но любили его. И когда мальчишки случайно разбили пифос, в котором он жил, преподнесли Диогену в дар новый, а проказников выпороли на площади.

    До сих пор историки и философы поражаются убедительности доводов Диогена. Никто  не мог противостоять его логике. Говорят, что эгинец Онесикрит, служивший лоцманом у Александра Македонского, послал однажды в Афины Андросфена, одного из двух своих сыновей, и тот, послушав, Диогена, там и остался. Отец послал за ним своего второго сына Филиска, но Филиск, точно  так же не нашёл в себе сил вернуться. На третий раз приехал сам отец, но и он остался вместе с сыновьями заниматься философией.

    И действительно, как было не обратить внимания на учение этого человека, если он подтверждал его своими из ряда вон выходящими поступками. Диоген удивлялся, что грамматики изучают бедствия Одиссея и не ведают своих собственных; музыканты ладят струны на лире и не могут сладить с собственным нравом; математики следят за Солнцем и Луной, а не видят того, что у них под ногами; наконец, скряги ругают деньги, а сами любят их больше всего. Не понимал он и того, как люди могут молить богов о здоровье, а после этого объедаться себе во вред. И, конечно же, удивлялся Диоген, почему за мраморную статую платят три тысячи, а за жизненно необходимую меру ячменя – всего два медных обола.

    Прося у статуи подаяние, он объяснял: «Делаю так, чтобы приучить себя к отказам». А на вопрос, почему люди подают милостыню нищим и не подают философам, отвечал: «Потому что они знают: хромыми и слепыми они, может быть, и станут, а вот мудрецами – никогда».

    Однажды Диоген рассуждал о важных предметах, но никто его не слушал. Тогда он принялся верещать по-птичьему, и собрались люди. Диоген пристыдил собравшихся: «Ради пустяков вы сбегаетесь, а ради важных вещей даже не пошевелитесь».

    На вопрос, что дала ему философия, Диоген давал такой ответ: «По крайней мере, готовность ко всякому повороту судьбы». И действительно, вскоре в жизни философа случился крутой поворот. Диоген плыл на остров Эгину, направляясь должно быть, к своим ученикам – моряку Онесикриту и его сыновьям, когда корабль захватили пираты. Хотя биография Диогена и изобилует белыми пятнами, это эпизод из его жизни сохранился в памяти современников и попал в историю. Говорят, даже в столь незавидном положении Диоген не потерял присутствия духа, и когда его вывели на невольничий рынок, без разрешения хозяина уселся на песок.

    – Куда! – закричал на него торговец. – Кто тебя здесь сидячего увидит?

    – Почему же? – возразил Диоген. – Рыба лежит, а своего покупателя находит!

    Торговец удивился, но логике внял и позволил Диогену сидеть на песке. Через время он поинтересовался:

     – А что ты умеешь делать, старик?

     – Я? Властвовать над людьми!

     – Да кто же купит раба, который корчит из себя господина?

     – Как раз такого-то купят быстрее всего, – ответил Диоген. – Ведь обычный раб не в диковинку. А раба-господина ещё поискать надо. Сейчас ты сам в этом убедишься.

    С этими словами Диоген встал и громко закричал на весь базар:

     – Граждане! Кто хочет купить себе хозяина, спешите сюда!

    Все вокруг потешались, но тут к Диогену приблизился какой-то человек в голубом хитоне и спросил:

     – Уж не ты ли есть хозяин, продающий себя?

     – Да это я! – гордо ответил Диоген.

     – А я, – вмешался работорговец, – хозяин этого «хозяина». Беру за него три мины!

    Покупатель сомнительно покачал головой, собираясь отойти, но Диоген задержал его:

    – Это совсем недорого, клянусь богами! Ведь три мины – стоимость рабочей лошади, а я умом скакун!

    Улыбнувшись, покупатель спросил:

    – Ты изучаешь явления космоса?

    – Диалектика мёртвой материи меня не занимает. Диалектика души – вот предмет моих занятий.

    – Что ж, в таком случае ты сгодишься моим сыновьям как воспитатель.

    – Согласен, – сказал Диоген, – но с одним условием…

    – Ты ещё смеешь ставить условия!

    – Да, ставлю условие, – угрюмо кивнул Диоген. – Условие делать только то, что я скажу. Ведь если бы ты нанял, к примеру, врача или лоцмана, то не стал бы пренебрегать их советами?

    – Я беру этого человека! – сказал покупатель и отсчитал положенную сумму.

    Так торговец Ксениад купил Диогена и навеки прославил своё имя. Поначалу он приставил философа воспитателем к своим сыновьям, а через некоторое время доверил ему управление всем хозяйством. И Диоген с честью справился со всеми обязанностями. Помимо различных наук, он обучил мальчиков ездить верхом, стрелять из лука, владеть пращой и метать дротики. Он также закалил их организм, научил умению самостоятельно о себе заботиться и довольствоваться простой пищей. Братья души не чаяли в своём учителе. Да и Ксениад  не раз прилюдно благодарил судьбу за такого раба, восклицая, что в его доме поселился добрый дух. Своими повествованиями о его мудрых советах и поступках Ксениад так прославил Диогена, что очень скоро у того в Коринфе появились последователи. Послушать мудрые и яркие речи Диогена приходили не только обыватели Коринфа, но и многие известные политики из других полисов.

    Прошло немного времени, и ученики захотели выкупить Диогена. Но он обозвал их дураками и пожелал остаться рабом, так как всё равно чувствовал себя свободным. Тогда состоятельные граждане помогли ему в окрестностях Коринфа открыть школу (гимнасий), о чём он даже не мог и мечтать, живя в Афинах.

    В этой школе и состоялась легендарная встреча великого философа с великим завоевателем. Александр Македонский, должно быть, много слышавший о Диогене от его ученика и своего лоцмана Онесикрита, решил нанести мудрецу визит. Диогена он застал, когда тот грелся на солнце. Подойдя к нему, Александр сказал:

    – Я – великий царь Александр.

    –А – ответил Диоген, – собака Диоген.

    –И за что тебя зовут собакой?

    –Кто бросит кусок – тому виляю, кто не бросит – облаиваю, кто злой человек – кусаю.

    –А меня ты боишься? поинтересовался Александр.

    –А что ты такое – зло или добро?

    –Добро.

    –А кто же боится добра? – лукаво улыбнулся Диоген.

    Александру ответ понравился и он сказал:

    –Проси у меня чего хочешь.

    –Отойди ты заслоняешь мне солнце, – был ответ философа.

    Говорят, после этого обескураженный полководец поделился с одним из своих приближённых замечанием: «Если бы я не был Александром, то хотел бы стать Диогеном».

    И действительно, судьбы этих двух совершенно не похожих друг на друга людей оказались словно связаны. Умерли они в один день – 13 июня 323 года до нашей эры.

    О смерти Диогена существуют  различные рассказы. Одни говорят, что он съел сырого осьминога и заболел холерой; другие – что он хотел разделить осьминога между собаками, но они искусали его, и умер он то ли от заражения крови, то ли от чрезмерной её потери; третьи – что он задержал себе дыхание. Впрочем, последнее, по утверждениям медиков, маловероятно и, скорее всего, является вымыслом учеников. Просто явившись к нему как обычно ученики увидели Диогена лежащим, закутанным в плащ. Сначала они подумали: учитель спит, а когда заметили, что он уже не дышит, решили, будто он сделал это умышленно, чтобы незаметно уйти из жизни.

    Есть сведения и о том, как Диоген незадолго до смерти явился к кладбищенскому сторожу и попросил: «Когда умру, сбрось меня в канаву. Пусть братья-псы полакомятся». Однако ученики отобрали у сторожа тело философа и с большими почестями похоронили его в Коринфе возле ворот, ведущих к Истму. На могиле великого киника установили столб, а на нём собаку из паросского камня.

    Впоследствии потомки увековечили память Диогена на множество памятников, и на одном из них на родине философа вырезали надпись:

    Пусть состарится медь под властью времени – всё же

    Переживёт века слава твоя, Диоген:

    Ты нас учил, как жить, довольствуясь тем, что имеешь,

    Ты указал нам путь, легче которого нет.          

Просмотров: 359 | Добавил: flirt | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

Поиск
Поиск видео
Календарь
«  Март 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31