Среда, 20.02.2019, 21:47
Приветствую Вас Гость | RSS

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 182
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

История развития науки и техники

Главная » 2015 » Сентябрь » 18 » ПАРАЦЕЛЬС.
16:06
ПАРАЦЕЛЬС.

ПАРАЦЕЛЬС.

Квентин Массейс –  Парацельс. 

ЕКАТЕРИНА ЧЕЛЬЦОВА.

Известный швейцарский врач времён Средневековья Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхейм вряд ли был скромным человеком. Напротив, чтобы дать всем понять, что считает себя равным великому древнеримскому учёному-энциклопедисту и врачу Цельсу, он прибавил к его имени греческую приставку «пара», которая означает «подобный» и, таким образом, вошёл в историю под именем Парацельс.

Родился будущий учёный и алхимик в один из ноябрьских холодных дней 1493 года в небольшой деревушке Мария-Айнзидельн, в двух часах ходьбы от Цюриха. Мать его, будучи надзирательницей богадельни Бенедиктинского аббатства в Айнзидельне, была женой Вильгельма Бомбаста фон Гогенхейма, врача при этой богадельне. Вильгельм принадлежал к старинной дворянской швабской фамилии. К тому же он был хорошо образованным медиком, имел обширную библиотеку. Но, несмотря на довольно высокое положение, семья Гогенхеймов жила на грани разорения, в детстве маленький Филипп не раз терпел лишения и голод. Точно не известно, посещал ли он школу, так как из его автобиографии этот факт не ясен, скорее всего, пытливый юноша самостоятельно получал образование. В одном из своих сочинений Парацельс обмолвился, что именно отец учил его грамоте.

Медицинские познания будущий великий врачеватель собирал буквально по крохам, не гнушаясь учиться у цирюльников и цыган, он даже у палачей приобретал рецепты для бальзамирования, не известные университетским учёным. Кроме того, во времена средневековья очень большой популярностью пользовались женщины, которые были известны как повивальные бабки, зачастую их называли ведьмами. В те времена ни одна женщина не шла со своей болезнью к врачу, не советовалась с ним, не доверяла ему своих секретов. Повитуха знала эти секреты более других и была для женщины единственным врачом. Что касается медицины ведьм, то наверняка можно сказать, что они для своих врачеваний широко пользовались различными растениями, которые имели одно общее название «трав-утешительниц». Именно подобные знания повитух и использовал Парацельс в своей первой книге по этому вопросу «О женских болезнях». В поисках знаний молодой врач много путешествовал по придунайским странам. Судьба занесла его даже в Италию, где он поступил на службу в имперскую армию и принял участие во множестве военных экспедиций того времени.   

В 1526 году, явившись в Цюрих, этот экстравагантный молодой человек изумил горожан не только своей рваной и грязной одеждой, непристойностями и пьянством, но и пространными рассуждениями о магии, ну и, конечно же, своим врачебным искусством, однако популярности на этом поприще не снискал. Через год Парацельс перебрался в Базель, где блестяще продемонстрировал свои способности, вылечив нескольких именитых больных. За это городской муниципалитет назначил его на должность городского врача. С обязанностями лекаря герой нашего повествования справлялся хорошо и через некоторое время стал уже подумывать о том, как бы занять профессорский пост с хорошей оплатой в Базельском университете. Однако для этого требовалось предъявить диплом и учёную степень, чего сделать он не мог, так как не обладал ни тем, ни другим. Но при помощи рекомендаций и протекции муниципалитета Парацельс обошёл эти требования и своей цели добился.

Надо сказать, что во времена средневековья и вплоть до середины XIX века международным языком биологии и медицины являлась латынь. На этом языке учёные обязаны были писать научные труды, вести преподавание, дискутировать на научных конференциях. Людей, которые не знали латынь, не уважали и в учебное общество не допускали. А так как Парацельс латыни не знал, да и сочинения свои писал на немецком языке, то, естественно, он вызвал к себе неприязненное отношение учёного сообщества. Коллеги считали молодого учёного выскочкой.

К сожалению, не только незнание научного языка мешало карьере Парацельса. По свидетельству его современников, Парацельс водил дружбу с «зелёным змием» и иногда читал свои лекции в не совсем трезвом состоянии. Это не в последнюю очередь было причиной его резких высказываний. Так, он однажды заявил своим слушателям, что его башмаки больше смыслят в медицине, чем все авторитетные врачи древности. За такую непримиримость его прозвали в Германии Какофрастом вместо Теофраста («како» по-гречески означает «плохо»), а в Парижском университете – Лютером. Однако, несмотря на оригинальность мышления, лекции Парацельса привлекали множество слушателей. Но это же обстоятельство множило количество его врагов среди врачей и аптекарей, поскольку в своих лекциях он резко выступал против схоластической медицины и слепого почитания авторитета древнегреческого врача Галена.  

Постепенно Парацельс сблизил химию с медициной, став, таким образом, первым ятрохимиком (от греческого «ятро» –врач), то есть первым врачом, пользующимся химией в своей деятельности. «Химия – один из столпов, на которые должна опираться врачебная наука. Задача химии вовсе не в том, чтобы делать золото и серебро, а в том, чтобы готовить лекарства», – утверждал Парацельс. Так что именно ему все последующие поколения должны быть благодарны за изучение терапевтического воздействия различных химических элементов и соединений. Кроме этого, Парацельс пересмотрел растительные медикаменты, стал выделять и применять лекарства из растений в виде тинктур, экстрактов и эликсиров.

До сих пор неизменным интересом пользуется противоречивое учение Парацельса о знаках природы – «сигнатурах». Смысл его в том, что природа, пометив своими знаками растения, как бы сама указала человеку в каких случаях и для чего их надо использовать. Так, например, растения с листьями сердцевидной формы – прекрасное сердечное средство, а если лист по форме напоминает почку, его следует использовать при болезни почек. Учение о сигнатуре просуществовало в медицине вплоть до момента, когда из растений стали выделять химические вещества, проявляющие лечебное действие, и тщательно их изучать. Конечно же, с более глубоким развитием химии постепенно стали раскрываться тайны многих растений, но как ни странно, наивная, казалось бы, теория Парацельса в какой-то степени подтвердилась. Считается так же, что Парацельс первым обнаружил принцип подобия, лежащий в основе современной гомеопатии. «Никогда – говорил он, – противоположное не лечит противоположное, а всегда подобное лечило подобное: что желтуху производит, то должно её и вылечить; лекарство от паралича надо искать между теми средствами, которые его производят…». И опять же во многих случаях, хотя и с определёнными оговорками он оказался прав.

Будучи хорошо знаком с медицинскими трудами древних, Парацельс яростно критиковал их, но, тем не менее, не брезговал заимствовать некоторые мудрые мысли. Повторяя Галена и Авиценну, он ввёл в европейское учение о лекарствоведении представление о дозировке лекарств. «Всё есть яд и ничто не лишает ядовитости. Одна только доза делает яд незаметным», – утверждал он, а, бывало, ещё и добавлял, что универсального средства от всех болезней не существует, чем попирал основные представления средневековой медицины. Он же всегда указывал на необходимость поисков конкретных специфических средств против отдельных болезней.

Новаторство Парацельса проявилось и в создании химической теории функций организма. Все болезни, считал он, происходят от расстройства химических процессов, поэтому наибольшую пользу при лечении могут оказать те лекарства, которые изготовлены химическим путём. В этом учёный не был голословен, и все свои утверждения проверял собственноручно. «Теория врача – это опыт. Никто не станет врачом без знаний и опыта», –  утверждал он и зло высмеивал тех, кто «всю жизнь сидит за печкой, книгами себя окружив, и плавает  на одном корабле – корабле дураков». А в знак презрения к прошлому медицины и недоверия к господствующим воззрениям прибег к символическому акту: в конце 1527 года перед Базельским университетом сжёг распространённые в то время книги по медицине.

Современники отмечали нелёгкий характер этого учёного. Занимая должность главного городского врача, он однажды обратился в городской совет Базеля с предложением передать все аптеки города под его надзор и разрешить ему проверять, хорошо ли провизоры знают своё дело и имеются ли у них в достаточном количестве настоящие лекарства – так как он мог предотвратить неоправданное завышение цен. Как и следовало ожидать, этим Парацельс навлёк на себя ненависть всех аптекарей, да и другие врачи, завидовавшие его успехам, стали открыто проявлять своё возмущение, припоминая учёному и отсутствие диплома, и неправомерное, на их взгляд, занятие профессорского поста. Не выдержав травли, в 1528 году великий лекарь покинул Базель. Он ушёл, сопровождаемый толпой учеников, считавших, что их кумир владеет философским камнем.

Путешествуя по Европе, Парацельс в короткий срок написал книгу «Большая хирургия», которая пользовалась неизменным успехом. В 1529 году он появился в Нюрнберге и прославился там бесплатным лечением больных, от которых другие врачи отказались. Парацельс изобрёл несколько эффективных лекарств. Одно из его крупных достижений – объяснение природы и причин силикоза – профессиональной болезни горняков. В 1534 году учёный помог остановить вспышку чумы, прибегнув к мерам, напоминающим вакцинацию (принцип лечить подобное подобным опять себя оправдал).

И снова у него случился конфликт с законом. Как-то один каноник, страдавший от болезней в желудке, пообещал 100 флоринов за своё исцеление. Хотя Парацельс его вылечил, но обещанного вознаграждения не получил. Не желая оставить наглеца безнаказанным, он подал на него в суд. Однако каноник от всего отказывался – и, дескать, желудок у него никогда не болел, и Парацельс его никогда не лечил… Когда же возмущённый равнодушием судей, врач стал на них кричать и оскорблять, те применили репрессивные санкции и на 10 лет отлучили его от академии. В результате Парацельсу снова пришлось менять место жительства.

На этот раз он выбрал чешский город Кольмар. Но и здесь для доктора всё складывалось неудачно. После того, как умерли два его пациента, Парацельс счёл за лучшее удалиться от дел. Он вернулся в родной Виллах, где жил какое-то время тихо и неприметно, но затем жажда знаний снова погнала его по городам и весям. Учёный посетил Эльзас, Баварию, Швейцарию, Пруссию, Польшу и Литву, и, наконец, поселился в Зальцбурге, где нашёл могущественного покровителя в лице архиепископа и пфальцграфа рейнского. Здесь на 48-м году жизни он и умер. Смерть Парацельса была преждевременной. В 1541 году он зашёл в пивную, и, затеяв с кем-то яростный спор, получил удар тяжёлой кружкой по голове. По свидетельству архивариуса Зальцбургского госпиталя, имущество умершего состояло из двух золотых цепей, нескольких колец и медалей, нескольких ящиков с порошками, мазями и химическими приборами, и реактивами. Он также оставил после себя Библию, Евангелие, указатель библейских цитат и записку, которой завещал свой серебряный кубок монастырю в Швейцарии, где жила его мать. Кубок до сих пор хранится в этом монастыре.

И по сей день относительно личности Парацельса у учёных и историков не сложилось однозначного мнения. Характер этого человека представляет оригинальную смесь благородства и наглости, светлого ума и грубейшего суеверия. Понимать его сочинения крайне трудно. Во времена средневековья одни считали его реформатором всего научного знания, другие – фанатиком, демагогом и возмутителем спокойствия. Да и в наше время он удостаивается аналогичных эпитетов: гениальный врач, ловкий шарлатан, наивный и заблуждающийся, хотя, безусловно, увлечённый своим делом.

Парацельс написал 9 сочинений, но только 3 из них увидели свет при его жизни. Самое полное собрание сочинений этого учёного издано в 1589 году в Базеле в 10 частях. Если же судить объективно, то, конечно же, нельзя не удивиться тому обстоятельству, что, не имея классических знаний и книжной эрудиции, Парацельс, тем не менее, оказал громадное влияние на медицину своего века, подвергнув критике старые принципы и опровергнув классические авторитеты. Несмотря на свои странные теории, он значительно превосходил в медицинском искусстве всех своих коллег и совершил множество поистине чудесных исцелений больных, которых авторитетно объявили неизлечимыми – факт, удостоверенный Эразмом Роттердамским, самым добросовестным и образованным наблюдателем тех времён.

                  

    

Просмотров: 436 | Добавил: flirt | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

Поиск
Поиск видео
Календарь
«  Сентябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930