Суббота, 18.11.2017, 07:28
Приветствую Вас Гость | RSS

ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 162
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

История развития науки и техники

Главная » 2015 » Ноябрь » 24 » МОЗГ АРМИИ. ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ТРЁХТОМНОГО НАУЧНОГО ТРУДА МАРШАЛА ШАПОШНИКОВА Б. М. ДУМЫ О НАЧАЛЬНИКЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА (ІІІ -я ЧАСТЬ.)
17:58
МОЗГ АРМИИ. ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ТРЁХТОМНОГО НАУЧНОГО ТРУДА МАРШАЛА ШАПОШНИКОВА Б. М. ДУМЫ О НАЧАЛЬНИКЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА (ІІІ -я ЧАСТЬ.)

 МОЗГ АРМИИ.

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ТРЁХТОМНОГО НАУЧНОГО ТРУДА МАРШАЛА ШАПОШНИКОВА Б. М.

ДУМЫ О НАЧАЛЬНИКЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА (ІІІ -я ЧАСТЬ. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ)

Клаузевиц указывал, что «нет надобности, чтобы он (полководец) был большим наблюдателем, способным разбирать человеческие характеры до малейшей тонкости, но он должен знать нрав, способ мышления, достоинства и недостатки тех, коим ему придётся приказывать». Другие теоретики повторяют это, добавляя необходимость умения разбираться и в характерах неприятельских вождей. Бывший начальник австрийского генерального штаба, по мнению современников, не был знатоком людей и впоследствии горько разочаровывался в выдвигаемых им кандидатах, не оправдавших себя на полях сражений… Личные симпатии, родственные связи и привязанности играли не последнюю роль в оценке людей у Конрада, что, с одной стороны, объясняется особыми чертами его характера, а с другой – той разлагающей обстановкой среди господствующего класса и верхов армии, каковая была в Дунайской империи. Если философ войны требовал от полководца не мелочного познания характера подчинённых, а лишь определения их основных качеств, рисующих их пригодность к военной деятельности, то в Конраде мы, скорее, найдём именно стремление основываться на мелочных свойствах людей, нежели, учитывая основные положительные черты, мириться с человеческими слабостями.

До сих пор мы исследовали умственное развитие бывшего начальника генерального штаба, но таковое не есть ещё патент в полководцы, так как последнему должен быть свойствен и сильный характер. Теория предъявляет к последнему высокие требования, выявляя необходимость энергии, твёрдости, смелости и силы.

При знакомстве с бывшим начальником австрийского генерального штаба была отмечена его самостоятельность в суждениях и действиях. Он сам говорил о необходимости энергии и инициативы в работе, что и было присуще ему. Настойчивый в своих докладах и требованиях к подчинённым, Конрад обладал необходимой смелостью и силой характера, но эта смелость порой стесняла свободу ума, соображений и намерений. Ведя на своей должности «непрерывный бой», Конрад настолько увлёкся самим процессом его, что готов был драться ради искусства, но не целесообразности. Болезненное чувство «престижа» пронизывало всё существо начальника генерального штаба, и только перед Габсбургами этот преданный им слуга сгибал шею, вынося терпеливо раны, наносимые его самолюбию…

Всё сказанное говорит о том, что перед нами энергичная, настойчивая натура с достаточно сильным характером, но в тоже время пылкая и упрямая. Эти последние черты настолько были развиты, что затемняли иногда ум Конрада, делая его рабом своих чувств. Одним словом, это была горячая голова, которой Клаузевиц у истинного полководца противополагал голову «холодную».

Верный учению Мольтке, бывший начальник генерального штаба не боялся никакой судебной ответственности, по-видимому, так же, как германский фельдмаршал, считая себя в ответе лишь «перед Богом и собственной совестью». Не хотим прививать современным полководцам боязнь ответственности за свои действия. Наоборот, утверждаем, что в этом ими должна проявляться смелость и готовность дать всегда отчёт в своих действиях, что у них должна быть любовь к ответственности, что ответственность должна вызывать в них чувство радости, но мы решительно отрицаем тех кумиров, перед которыми они, по мнению Мольтке, должны отчитываться. Они ответственны исключительно перед правительством, их поставившим.

Итак, равновесие ума и характеров, которое должно характеризовать полководца, мы не замечаем в бывшем начальнике австрийского генерального штаба в той мере, какая необходима была ему по его высокой должности.

Если мы последуем теории Бернгарди, то увидим, что в замыслах, где должен господствовать ум, Конрад был силён, но и то порой страстность врывалась в его расчёты. Что же касается проведения замыслов в жизнь, то здесь «горячая» голова начальника штаба частенько заносила его выше меры – полководцу Габсбургов не хватало надлежащей выдержки, и он был далёк от того «квадрата», который рекомендовал маленький капрал для великих генералов.

«Я всегда работаю», – говорил Наполеон. То же с полным правом мог сказать о себе и Конрад, всецело отдавшийся своим тяжёлым обязанностям.

Мы начали бы «ломиться в открытую дверь», если бы приступили к доказательствам необходимости у начальника штаба большой работоспособности. Современное военное дело настолько усложнилось, настолько быстро шагает вперёд, что необходимость идти нога в ногу с ним вынуждает к усиленной работе. Сутки современного начальника генерального штаба не имеют излишествующих часов, а наоборот, в них чувствуется недостаток, ибо нагрузка велика. Слов нет, что от такой нагрузки не далеко и до перегрузки, а затем и до переутомления, неврастении. Поэтому для начальника штаба очень важно нормализовать свою работу, может быть прибегнув и к системе научной организации труда, необходимо поддерживать своё тело и дух, не доводя их до истощения. Мы не хотим давать рецептов нормальных дней начальника генерального штаба, ибо у таких «высоких» людей должен быть свой «жанр» не только вести войну, но и работать.

Нам не хотелось бы вторгаться в личную жизнь начальника генерального штаба, и мы остановимся только на одном – на его замкнутости от окружающих… Эта замкнутость была свойственна не ему одному, её признавал в себе Людендорф, такими же ушедшими в себя людьми были Жоффр, Фалькенгайн и другие современные Конраду полководцы, не говоря уже о Мольтке (старшем) и Шлиффене.

Это указание на замкнутость характера у современных вождей, пожалуй, можно признать, как необходимое свойство «военных мандаринов» только что пережитой эпохи, если бы не было к нему естественного объяснения. Людендорф откровенно заявил, что к замкнутости его вынуждали сами окружающие, которым он «знал цену». Клубок интриг, сплетен, вечная склока – вот та атмосфера, в которой приходилось жить полководцам недавнего прошлого. Незачем напоминать про интриги Мольтке и Бисмарка и описывать те, кои царили в различных армиях перед мировой войной и во время её, они отлично известны без нас. «Военный мандарин» кроме выполнения своих прямых обязанностей оказывался вынужденным ещё оберегать своё высокое место, вовремя парировать интригу, справляться о здоровье кандидатов на его место, дабы так же их вовремя удалить со своего пути, как это проделывал Жоффр, да и иные из современных ему вождей обоих лагерей. Одним словом, самая прозаическая действительность накладывала печать молчания на уста великих «мандаринов» наших дней.

Мы совершенно не хотим сказать, что современный полководец должен являться развесёлым малым, – что называется, «душа нараспашку». Нет, он обязан быть сдержанным в своих суждениях и в обращении с окружающими, но в то же время и не чуждаться последних, не вносить с собой ту напряжённую атмосферу величия, отравленную недоверием к близстоящим людям, какую мы наблюдали всюду в империалистическую войну. Авторитет полководца должен держаться не на замкнутости, а на его внутренних качествах, выделяющих его среди окружающих… Ныне авторитет создаётся не отчуждением от масс, а, наоборот, широкой работой в их толще. Поэтому замкнутость не только полезна, но, наоборот, вредна для современного военного вождя.  

Нет слов, что если бы потребовать от Конрада всех этих качеств, которыми должен был обладать полководец в понимании его Наполеоном, то, безусловно, наши заключения были бы отрицательны. Но мы стараясь показать, что полководца в целом как индивидуума в наши дни не найдёшь, что его существо превратилось в «коллектив», что даже прославленный триумвират – и он оказался бессилен в современной войне.

Мы не склонны искать спасения в «гениях» и старались выявить, что «гений» так же нуждается и в образовании, и в силе характера, как простой смертный. Поэтому правильнее всего рассматривать Конрада как военного члена «коллектива», который только один управляет войной в целом, как военного деятеля высокой марки. Не думаем скрывать, что такому деятелю нужны многие из тех качеств, кои теория относила к полководцу.

Из числа их иных не хватало бывшему начальнику генерального штаба, и если он не мог быть поэтому зачислен в «звёзды первой величины», то всё же он обладал и ценными качествами военного, будучи в состоянии «блистать» на высших командных должностях, а не только «во главе кавалерийского полка».

В наши намерения, прежде всего, не входят выискивание «героев», а потому мы не думаем, повторяя снова все достоинства и недостатки Конрада, возводить его в высокий ранг «современного полководца».

Да и сам Конрад после мировой войны познал всю тщетность, может быть, своих сокровенных дум о том, чтобы причислить себя к лику полководцев наших дней. После войны бывший начальник генерального штаба скромно заявляет: «В основе эта (мировая) война… была более войной масс и материальных средств, чем войной полководцев, и её следует рассматривать главным образом с этой точки зрения».

«Массы» и «материальные средства», производные современного состояния экономики, придавили Конрада, признавшего в наши дни бессилие одного полководца повернуть колесо фортуны в свою пользу…

«Военный мандаринат» окончательно сходит со сцены, сменяясь «коллективной» работой в управлении современной войной, и в наши дни «здравомыслящий человек не поёт «песен» и не рассказывает «сказок» про былых «полководцев индивидуумов».

Не собирались и мы слагать хвалебных гимнов бывшему начальнику австрийского генерального штаба не потому, что он оказался в стане побеждённых, а потому, что искренне убеждены в праздности этого занятия в наше время.   

Перед нами «обыкновенный» человек, знакомству с которым мы были очень рады. Мы не думаем порывать с ним и на последующих страницах нашего труда, целью которого является оценка военной системы Дунайской империи, а отнюдь не лирика о её вождях.

Таковые сошли с жизненной арены, и, признаться, мы рады этому!

Просмотров: 137 | Добавил: flirt | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт

Поиск
Поиск видео
Календарь
«  Ноябрь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30